Последние Комментарии

Если вам будут платить 1000 евро, вы будете работать?

среда, 29 июня 2016 г.

Корпоратократия - и пусть весь мир подождет.

А какой у нас политический строй, и имею в виду я не политический строй СССР, пардон оговорился, России, а политический строй в масштабе мировом, общепланетном. Демократии нет, да и не было никогда, коммунизма никто не построил, социализм удался частично, монархия весело подыхает в последних конвульсиях. 


Кто же правит, правительства государств, да нет, точно не они. Они разве что могут грызтца между собой, да и внутри себя, под воздействием всяческого рода лоббизма. Тайное мировое правительство, да нет его, а если и есть, то у него те же проблемы, грызня за власть, неоднородность и разные цели.

Сейчас миром правит хаос, мир разрывают интересы различных толп. Хорошо и понятно было, когда мир разрывали на части правители, он мог быть умен или глуп, силен или слаб, хитер или нет, но это был человек с которым можно договариваться, а в некоторых случаях и договориться. Понятно, что и власть любого абсолютного монарха никогда не была абсолютной, она сдерживалась и внутри страны и во внешней политике, но это была власть. 

А сейчас власти мало, она стала размытой и расплывчатой. Но давайте задумаемся как же власть реализовывается на данном историческом этапе. 

Мне кажется, что все достаточно просто и страшно. А именно. 
Вот представьте, что есть корпорации, Веппл, Прругл, Фрексфруг, Мока-Мола, В Гогдагдыге, Мелко-Мягкий, Трекстон-Морбылгз, и etc. etc. etc. и прочие, предположим, что они большие, крупные, интернациональные, у них есть совет директоров, акционеры и нет при этом единого чела, который принимает решения. Нет он как бы есть, он председатель совета директоров, но он не владеет положением, он не может сказать, что вот мол ребята, мы прекращаем производить Мока-Молу, так как из-за нее ожирение, инфаркты всякие, тромбозы и т. д., и начинаем производить самокаты, его власть сильно ограничена. 

Единственная задача председателя, да и самого совета директоров, это увеличение прибыли, им перед акционерами отчитываться, акционер может ведь и с поста снять. Акционера тоже не сильно волнует, как у компании прибыль получилась, она есть и больно ладушки. 

А теперь представьте, что кампания занимается, к примеру чем-то явно «ай-ай нехорошим», к примеру производит сигареты, назовем условно такую корпорацию Кририп-Фонис. Что ей нужно, новые рынки, снижение таможенных пошлин, расширение производств, снижение налогов, снижение затрат на производство. Внутри совета директоров все всё понимают. И еще желательно снизить судебные издержки на умирающих курильщиков. 

И что же они делают, с одной стороны нанимают лоббистов, которые проталкивают их интересы в разных странах, с другой стороны придумывают различные маркетинговые фишки, и тратят некоторое количество бабла на благотворительность. И все чики-пуки, радость и счастье, лоббисты делают так, чтобы антитабачные законы принимались помедленнее, да были помягче, маркетологи кричат о том, что да мол курение плохо и мы сами против него, а заодно выпускают какие ни будь, тонкие, ментоловые, мягкие, со вкусом лесной ягоды сигареты. 

А теперь представим подобное лоббирование при условии, что компаний таких не мало, и лоббистов у них много и на правительства они влиять могут. Допустим хотят они ресурсов захватить, ресурсы это важно, или рынок расширить, или новый рынок получить, им же пофигу как, главное прибыль в отчетах. И вот кучка лоббистов давит на правительство, мол террористы, исламисты, да и не демократы сидят, а вот пришли бы мы и подарили бы им просвещение, радость и счастье. 
И развязывается, медленно и потихоньку какая нить новая война, несущая демократию. 

И поменять это нельзя, потому как ни на ком персональной ответственности нет. Никто ее не чувствует, потому как решение размазано, нет того одного, кто за все в ответе, нет нового Гитлера, Сталина, Наполеона. Каждый в корпорации, в любой корпорации в совете директоров скажет, что да у нас конечно есть лоббисты, но мы же ничего плохого не делаем, да мы протолкнули новый закон, расширились, укрепились, нет не мы развязывали войну, это гадкий Колин Пауэлл тряс в ООН булым порошочком. 

Мы живем в страшное время корпоратократии, когда ни с кого спросить нельзя. Корпоратократии которой глубоко пофигу на отдельного человека, государство, народ, во времена, когда нами правят цифры в отчетах о прибыли.

За сим все. отсюда

1 комментарий:

  1. Все верно, но как-то очень безисходно... Хотя "в гогдагдыге" это круто!

    ОтветитьУдалить

А что Вы думаете по этому поводу?